Гулям Мухаммад Дагестанский: «Среди верующих есть мужи….»

«Среди верующих есть мужи, которые верны завету, который они  заключили с Аллаhом. Среди них есть такие, которые уже выполнили свои обязательства, и такие которые еще ожидают, никак не изменяя своему завету».

Коран, сура «Сонмы», аят 23.

Угасание Джихада на Кавказе и соответственно полное и безальтернативное подчинение жизни  диктату женоподобных и сексуально дезориентированных кремлевских чиновников, неизбежно должно привести,   как  к полному исчезновению доминанты мужского духа, так и  к уходу с авансцены кавказской истории людей,  не способных мирно ужиться с подчеркнуто враждебной и агрессивной политикой Кремля в отношении Ислама и его носителей.  Именно в мужчин этого типа направлены стрелы информационного  геноцида, который явился продолжением геноцида физического.

Существование этой категории мужчин, мужчин неуживчивых и способных к подъёму, является главной проблемой оккупационного режима, желающего видеть мусульман в привычной для имперского  ока традиционно — сервильной личине, погрязшими в смуте грехов, вероотступничества и потворства таг1утам. И поэтому  каждого кого режим подозревает в несоответствии вышеуказанному стандарту,  он либо  третирует, либо  берет на учёт, либо  похищает и убивает.

Пропаганда куфра прежде всего направлена на дискредитацию верующих мужчин, как ключевой фигуры в истории авраамической  миссии Пророков и Посланников, как ключевой фигуры в истории сопротивления тирании, как кадровой основы Таухида и Джихада. Ведь именно пассионарной  природе  мужчин адресованы аяты Всевышнего  Аллаha призывающие к Джихаду против тиранов, их двурушников и клевретов. И для того, чтобы обезопасить свои головы, свои троны, свои привилегии, свои заляпанные кровью руки, свои «тосканские виноградники» от гнева и  мечей мужчин, они пытаются либо поставить   их себе на службу, либо превратить их в флегматичный,  обрюзгший планктон, не способный к рефлексии, всю жизнь зевающий и почесывающий волосатое брюхо.

Но, несмотря на все усердие политработников куфра, «исламоведов» и «богословов»,  новейшая история Кавказа хранит в себе немало историй о мужчинах, чьё несломленное мужество станет  примером для многих поколений мусульман. Ин ша Аллаh.

Мы помним Зелимхана Яндарбиева (рахимуЛЛаh), в самом логове кремлёвского зверя, указавшего ему место напротив.

Мы помним  амира Магаса и то, как он, будучи пленённым, не опустил голову перед «президентом Ингушетии» Евшкуровым.

Конечно это лишь малая доля того героизма который,  перед лицом имперского вурдалака,   была проявлен мусульманами Кавказа.

Но я хотел бы остановиться на другой истории, которую, на мой взгляд, стоило бы упомянуть.  Фабула ее также заслуживает внимания, в силу того что она наглядно показывает отношение системы к прямоходящим и свободным  мужчинам, даже к тем, кто номинально является её частью.

В  мае 1998 года, марионеточному правительству Дагестана, удалось устроить провокацию в приграничном с Чечней Новолакском районе и втянуть в неё братьев Магомеда и Надыра Хачилаевых. Позже Надыр рассказывал, что вначале их попросили, в отместку за похищения дагестанцев,  напасть на первое, попавшееся на пути чеченское село и захватить заложников. Получив жесткий и недвусмысленный  отказ,  т.н «республиканская власть», желая выманить братьев Хачилаевых,  прибегла к методу запугивания жителей Новолакского района, понимая, что братья  не смогут оставаться в стороне. Приехав на место, Магомед и Надыр с группой вооруженных сторонников, смогли успокоить ситуацию, а также встретиться с вице – премьером Чечни Турпал – Али Атгириевым,  и договориться о встрече с руководством республики. Считая свою задачу частично выполненной, той же ночью они вернулись домой, чтобы с утра вернуться к переговорам.

Уже по возвращению домой,  отрядом дагестанского СОБРа была предпринята попытка разоружить нескольких сопровождавших братьев Хачилаевых  людей, которая закончилась летальным исходом для  двух полицаев. Сразу после инцидента, стало ясно что «республиканская власть», основательно подготовившись,  решила таким образом «слить» Хачилаевых, о чем «председатель правительства» Шихсаидов Хизри (который, по словам Надыра и «заварил всю эту кашу»), недвусмысленно дал понять   в телефонном разговоре с Магомедом, сказав при этом,  что прибыла группа «Альфа»,  и  что в случае сопротивления они будут уничтожены. После недолгой перестрелки, осажденная в доме Надыра группа, смогла вырваться и захватить здание правительства, расположенное  неподалёку.

Сразу после того, как «дом правительства» был оставлен,  в ситуацию вмешался Кремль. Обеспокоенность незыблемостью «вертикали», заставила федеральных чиновников зачастить в Дагестан. Совещания в доме правительства проходили в режиме нон — стоп. В один из дней в Махачкалу (ныне Шамилькала) спецрейсом из Москвы прибыл министр внутренних дел России В. Рушайло. На заседании правительства, обратившись к присутствующему Надыру Хачилаеву,  тем слегка пренебрежительным тоном, которым  он  привык обращаться к бесхребетной  туземной челяди, Рушайло сказал: «Надыр Хачилаев, что  мы  вам поручали…..». Буквально тут же Надыр вскочил и сжав у него под носом свой тяжелый, как кувалда кулак, рявкнул: «Кто мне поручал? Ты что –ли? Да это я тебе все что – хочешь, поручу….». РахимуЛЛаh…

Естественно, подобное  отношение к «вертикали», на фоне подобострастия  и услужливых улыбок дагестанского чиновничества, раздражало как московских бояр, так и их «высокопосталенных» холопов.  Уже спустя год с небольшим,  лишенный депутатской неприкосновенности, Надыр примет  самое активное участие в обороне Кадарской зоны. Еще спустя полгода, он будет арестован и выпущен по амнистии, после чего построит мечеть, которой  будет суждено  долгие  годы быть  центром  Исламского призыва, а еще спустя три года  он будет  убит, на пороге собственного дома. Передвигавшиеся на машине убийцы, побоявшись даже притормозить, на полном ходу выпустят в его сторону автоматную очередь. Одна из пуль попадет в сердце. После убийства власть облегченно вздохнет и не проведет даже номинального расследования…

Могли ли Зелим, Магас, Надыр,  ужиться в одном мире со стеклянноглазыми путинскими назначенцами, привыкшими рассматривать Кавказ, как идеальное место для служебного роста,  а его жителей, как бесправных  «индейцев», унижая, похищая и убивая,  которых можно зарабатывать ордена, звания и общественное признание? Могли ли они, подобно дагестанскому «муфтию»,  искать пятый угол, после окрика Хлопонина? Могли ли они, предугадывая мысли владельцев тосканских виноградников и рублевских поместий, признаваться им в нежных чувствах,  «автоматически креститься», ставить памятники палачам собственного народа и называть в их честь улицы?

Эти вопросы, конечно же, риторические. И потому мусульмане Кавказа должны ясно понимать то, что  дальнейшее  укрепление «вертикали», приведет к тому, что воинский дух кавказских мусульман, либо  будет либо окончательно утрачен, либо «украшен» шевроном какой – нибудь «новоросии». Традиция разговаривать с тиранами на равных, не вдавливая перед ними голову в плечи и не опуская взор, будет окончательно вычеркнута из нашего  менталитета, приравнена к антигосударственному мятежу и определена соответствующей  статьей в уголовном кодексе.

Хотя почему это «будет»? Она уже…. И все только начинается….

Гулям Мухаммад Дагестанский. 

http://vd.ag/sredi-veruyushhix-est-muzhi.djihad

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s